Славянский базар

Лида сидела ночью одна в своем шикарном свадебном платье и рыдала. Слезы стекали по щекам, повисали на кончике носа, нахально затекали в рот, отчего на языке ощущался солоновато-горький привкус… Руки нервно мяли белоснежную ткань шелкового платья пропотевшего изнутри и мокрого от дождя снаружи… Проводить первую брачную ночь в телефонной будке… Об этом ли она мечтала? «Я устала, устала, устала», - повторяла она слова, как мантру, в надежде, что кто-то вытащит ее из этого непрекращающегося кошмара, которым вдруг обернулся долгожданный и мнившийся чудесным, праздник.

Громокипящее веселье русского застолья с воплями «Горько!» плавно перешло в выяснение отношений, мордобитие и стриптиз на сцене одного весьма знаменитого московского ресторана «Славянский базар». К тому моменту старшее поколение гостей предпочло ретироваться по домам – отдыхать, и усмирить разошедшуюся молодежь было некому. Каверзы матушки природы дали себя знать примерно в середине вечера, когда разгоряченные спиртными напитками гости начали перемещаться в другие залы в надежде на приятные знакомства. Не удивительно ли, что ушедший за свежими ощущениями свидетель со стороны жениха Вовка, внезапно притащил к ним за стол еще одну девицу в свадебном платье с торжественным воплем: «Герка, друг, я нашел твою жену!» Девица глупо хихикала и не сопротивлялась.

- Давай ее сюда! Я ее буду целовать! – закричал Гера и протянул вперед руки, чтобы подхватить внезапную добычу.

- Гера, прекрати! – воскликнула Лида. – Как тебе не стыдно!

- Ой, Вов, а у меня уже есть! – немного удивленно воскликнул тот и ткнул в жену пальцем. – Во!

- Подумаешь! – философски выразился свидетель. – Будет две. Как это… в гареме…

- А что? Мне нравится! Тащи!

- Гера, веди себя прилично, а то уйду! – пригрозила Лида.

- Жена должна слушаться мужа! Вот! – изрек Гера. – Так что твое дело маленькое! Будешь мне потом детей рожать, еду готовить, в церковь по воскресеньям ходить и э… потом еще придумаем что-нибудь!

- Совсем упился, скотина! – Вскочила из-за стола Лида, и еле сдерживая слезы, воскликнула, - А ну, выпусти меня отсюда!

- Да, иди, подумаешь! Шуток не понимает! Пойди, это, освежись, вот!

Лида стремительно выскочила из-за стола и кинулась к выходу. Холодный ночной воздух немного привел ее в себя. Гера, Гера! Полгода назад девушку пленили его наглые холодистые светло-серые глаза, квадратный подбородок и волевой излом насмешливых губ. Бурные ночи, когда все тело шалеет от обжигающих прикосновений и истекает огненной вулканической магмой, а потом ухает в бездонную пропасть… Не менее бурные дни и вечера, хмельной угар студенческих тусовок, завистливый шепот подруг и шальная самодовольная мысль: «Он мой! Мой!» сделали свое дело – когда Гера предложил ей руку и сердце, Лида согласилась не думая, представляя лишь роскошную свадьбу и свое торжество над другими менее удачливыми соперницами.

Разнузданное осеннее небо истекало слезами, словно жалея глупую невесту в съехавшей набекрень фате.

- Девушка, вы тут почему одна? – раздался приятный мужской голос. – Где же ваш супруг?

Лида медленно повернулась и, нацепив на себя нервно-паралитическую улыбку, сквозь зубы процедила:

- Мой муж (слово муж подчеркнуть два раза, чтобы выставить тот совершенно непроизносимый акцент презрения, прозвучавший в голосе девушки), мой муж в последний момент решил поменять одну жену на другую. Какая разница? Обе дамского полу, в белых платьях… - она осмотрела нежданного собеседника. Молодой человек в белом фраке, судя по всему, совершенно не выглядел опечаленным.

- Наверное, это моя Настена куролесит! – проговорил он. – Помните, был такой фильм «Меняясь местами»? А мы, судя по всему, поменялись парами. Непорядок. Давайте вашу руку, сударыня!

- Зачем? – удивилась Лида.

- Пойдем меняться обратно.

- Не хочу!

- Вот так поворот!

- Он меня обидел. При всех!

- Это ужасно. Тогда пойдемте, я вас отведу в зал и скажу, что никому вас не отдам. Будете моей женой!

Лида на секунду задумалась, но обида была настолько сильна, что девушка встряхнула головой и ответила:

- Пойдемте!

В зале веселье продолжалось своим ходом. Из динамиков неслись запредельные децибелы варварских звуков, порождая дикий резонанс тела с окружающим миром и вызывая непреодолимое желание отдаться первобытным и непристойным пляскам, скорее даже – шаманским оргиям. Некоторые парочки уже пытались изобразить нечто подобное, но алкоголь явно нарушил координацию движений, и сделать это оказалось не так просто. Кавалеры теряли ориентацию в пространстве и вместо талии хватали партнерш за грудь, стараясь оставлять как можно меньше свободного пространства между телами. Ослепляющая светомузыка резала глаза и придавала всему действу вид дьявольского шабаша, алые пятна бликов отражались зловещей зеленоватой бледностью лиц новоявленных оборотней и упырей.

Было видно, что отряд не заметил потери бойца, вернее невесты. Более того, та самая Настена восседала на коленях Геры и упоенно целовала его в губы.

- Вот так петрушка! – присвистнул незнакомец, державший Лиду под руку.

Та попыталась вырваться и убежать, но молодой человек крепко держал добычу и упускать ее не собирался. Его взгляд стал жестким. Гости стали поглядывать на вошедших, пьяный гомон потихоньку затих. Вовка толкнул Геру и показал глазами, куда следует обратить взгляд. Настена попыталась вскочить, но не смогла удержать равновесие и плюхнулась обратно на колени к Гере. Тот машинально обнял ее за талию.

- Валя, ты что здесь? – глупо и растерянно произнесла Настена.

- Да вот, жену искал любимую… - произнес незнакомец. – И нашел. Или потерял. Это как посмотреть. Судя по всему, новоиспеченная мадам Митрофанова изволили надраться всмятку.

- Это просто шутка, - жалко пролепетала та и медленно скривила рот, собираясь бурно и со вкусом зарыдать.

- Тихо-тихо-тихо! – голос Валентина напоминал вкрадчивое шуршание осенних листьев. – Вот этого не надо. Ни к чему на свадьбе слезами исходить! Ты лучше выпей. Водочки. А мы… - он посмотрел на девушку, чья рука лежала на сгибе его локтя, - мы пойдем…

- Лида! – позвал Гера. – Лида, иди сюда!

- Уже иду, - буркнула она и не сдвинулась с места.

- Лида не хочет, - озвучил позицию той Валя. – Она хочет со мной. Мы, типа, поменялись.

- Мужик, ты что, больной? – взревел Гера. – А ну, отпусти ее!

- Да я не держу, - пожал плечами Валя, - ты… не понимаешь, что натворил?

- Я сам разберусь! Вали отсюда! – зарычал Гера.

- Давай, не так грубо и пошло. Свадьба все-таки! А у тебя на коленях моя жена…

Гера решительно свалил Настену на соседний стул и вскочил из-за стола, пытаясь пробиться на свободное пространство для выяснения отношений, но ноги гостей и ножки тяжелых дубовых стульев мешали ему совершить нужный маневр. К тому же, на шум прибежали друзья Валентина, весьма крепкие ребята, связываться с которыми Гере показалось неразумным.

- Ну и валите отсюда! – произнес он с чувством и налил себе полный стакан водки.

Более находчивая Настена предпочла пролезть под столом и оказалась перед Валентином и Лидой, стоя на карачках.

- Зачем же так унижаться? – насмешливо проговорил Валентин. – Сегодня свадьба, а ты уже передо мной на коленях ползаешь. Что дальше-то будет? Сапоги начнешь лизать? Встань.

Он повернулся и решительно потянул Лиду за собой. Та медленно пошла рядом, послушная как тряпичная марионетка, управляемая искусным кукловодом. В коридоре она остановилась и сказала:

- Спасибо, Валентин. Я вернусь, заберу вещи и поеду домой.

- Продолжения знакомства не желаете? Может первую брачную ночь?

- Вы в своем уме или сбрендили от увиденной картины? Я себя не на помойке нашла, чтобы вот так, с первым встречным…

- Мужем – вы хотели сказать. С первым встречным мужем… Не думал, что сойду за мусор… Пожалейте несчастного влюбленного, впавшего в предынфарктное состояние от разбитого сердца!

- Угу! Меня бы кто пожалел!

- Я вас пожалею! Честное слово!

- Благодарю! Не стоит!

- Ну как хотите! Я все-таки достаточно джентльмен, чтобы не навязывать даме свое общество. Может, вас просто отвезти домой? Обещаю, я не буду к вам приставать! Если хотите, даже из машины не вылезу, чтобы попрощаться!

- Не стоит. Хочу побыть одна.

Она сидела в тесной телефонной будке, похожей на гроб, с этими дурацкими букетами цветов, среди которых совершенно нечем дышать. Зачем она прихватила с собой весь этот гербарий? Эти траурные венки, превратившиеся в поминки ее свадьбы? Говорила же ей мама: «Не спеши, доченька! Поживите вместе, там видно будет» Нет, ей же надо было всем нос утереть, доказать, что она лучше всех и сама знает, что ей надо, а что – нет. Доказала. Лида залилась очередной порцией горьких и безутешных слез. Никакая французская тушь не выдержит такого количества влаги, и потому гламурно-брачный раскрас лица тут же превратился в воинственную физиономию индейского воина, стоящего на тропе войны – судя по извилистым полосам, оставленным на щеках невесты.

- Разрешите позвонить? – спросил знакомый голос. Валентин, приоткрыл тугую дверь стеклянно-металлического убежища сбежавшей Лиды и протянул ей руку. – Вставай! Отвезу домой.

- Не поеду! – вновь заупрямилась та.

- А ко мне поедешь? – спросил он.

- Поеду. – Сама не ожидая от себя такого ответа, произнесла Лида и поднялась на ноги, пнув ни в чем не повинные букеты полузавядших роз и подхватив сумочку.

Она проснулась от тихого голоса, с нежностью произносившего ее имя:

- Лида!

Удивленно открыв глаза, увидела перед собой лицо Валентина и улыбнулась детской, немного смущенной улыбкой:

- Странно все получилось, правда?

- Странно, - согласился он, - но правильно. Судьба дала нам возможность исправить ошибку, и мы ее исправили.

- И что теперь?

- Как что? Сначала разведемся. Потом поженимся.

Вернуться в раздел прозы

s12 s0 s1 s2 s3 s4 s5 s6 s7 s8 s9 s10 s11
web perl php css html