МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОТКРЫТЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ М. А. ШОЛОХОВА



Филологический факультет
КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА



Дипломная работа
"Разговорные элементы в современной сценической речи"

Студентки 5 курса заочного отделения
Горюновой Ирины Стояновны

Научный руководитель: доцент Барышева С.Ф.
Рецензент: доцент Ерофеева Е.А.



МОСКВА 2002 г.





Содержание:

Введение

В истории театра интерес к проблемам сценической речи существовал постоянно. Это проявлялось и в формах повышенного интереса к слову, к технологии речи, к вопросам дикции, произношения, интонации, голоса, и в формах отрицания значимости речи. Многими сценическая речь признавалась и признается одним из самых важных средств отражения среды, реальности персонажа.

Сценическая речь, ее специфика интересовали и многих лингвистов(Р. А. Будагов, Р. И. Аванесов, Г. О. Винокур, В.Н.Сидоров, И. С. Ильинская, М. В. Панов, С. М. Кузьмина и мн. др.). Исторически сложилось так, что именно театр стал создателем произносительных норм литературного языка, их хранителем и пропагандистом. Общественная ситуация девяностых годов привела к расшатыванию литературных норм, к массовому проникновению разговорнных и нелитературных (жаргонных, просторечных) элементов в устную речь. Насколько этот процесс коснулся театра? В данной работе делается попытка ответить на этот вопрос.

Итак, цель исследования состоит в выявлении и описании разговорных элементов звучащей речи артистов московских и петербургских театров конца ХХ - начала ХХI века.

Цель исследования определила конкретные задачи работы:

Объектом исследования явилась звучащая речь артистов в спектаклях конца ХХ - начала ХХI вв. Это аудиозаписи четырёх спектаклей:

А также четыре прослушанных спектакля сезона 2001-2002 года:



Глава 1. Особенности и нормы разговорной речи.

1 Общая характеристика и нормы разговорной речи

Разговорная речь играет очень большую роль в жизни людей. Это та разновидность языка, которая используется повседневно в процессе неофициального общения. Разговорная речь - одна из функциональных разновидностей литературного языка, она обязательна в истинной речевой культуре для повседневного общения, но она невозможна в письменной форме.

Отсутствие заботы о форме выражения мыслей, ее минимум характерны для разговорной речи. Это приводит к тому, что фактически не использованными оказываются многие возможности языка, не реализуется его синонимическое богатство, невольно упрощается синтаксис, допускаются речевые неточности, а подчас и ошибки. В энциклопедии "Русский язык" (Энциклопедия 1979) дана следующая характеристика разговорной речи: "Разговорная речь - специфическая разновидность литературного языка, употребляемая в условиях непринужденного общения и противопоставленная (в пределах литературного языка) кодифицированной книжной речи. <...> Разговорная речь - это устная, диалогическая, непринужденная, персонально адресованная неофициальная речь. От разговорного стиля она отличается обязательностью устной формы, тогда как разговорный стиль возможен и в письменной форме (бытовые письма, дневники). Условия, в которых реализуется разговорная речь, определяют ее специфику".

Филологи решают вопрос о том, какой именно фактор разговорной речи является определяющим ее сущность, дискутируют о границах разговорной речи. Несомненным является то, что особенности разговорной речи наиболее ярко выражаются при ощущении раскованности, непринуждённости, что бывает, прежде всего, при общении родственников, друзей, близко знакомых людей и менее ярко выражено при общении незнакомых, случайно встретившихся людей. Кроме того, разговорная речь - средство общения не с массами, а с одним-двумя, реже пятью-шестью людьми. "Это свойство разговорной речи можно назвать персональностью общения (человек обращается персонально к Ивану или Петру, интересы которых, возможности понимания ими темы и т.д. хорошо известны). При этом более ярко особенности разговорной речи проявляются в тех случаях, когда разговаривающие не только слышат, но и видят друг друга, те предметы, о которых идет речь, и менее ярко - в разговорах по телефону. Это свойство разговорной речи можно назвать ситуативностью общения (опора на ситуацию, использование для передачи информации не только слов и интонации, но также мимики, жестов).

В тех случаях, когда разговор происходит между малознакомыми людьми или исключено использование мимики и жестов (разговор по телефону), разговорная речь теряет ряд своих характерных черт. Это как бы периферия разговорной речи. Периферия разговорной речи и неразговорная устная речь часто трудно различимы" (Сиротинина 1996, 47).

У разговорной речи много общего с нелитературной речью (диалектной речью, различными жаргонами, просторечием), поскольку их объединяет устная форма, неподготовленность, неофициальность и непосредственность общения. Но диалекты, жаргоны и просторечие находятся за пределами литературного языка, а разговорная речь - одна из функциональных разновидностей литературного языка. Однако при использовании разговорной речи не возникает вопроса о допустимости или недопустимости употребления той или иной грамматической формы, конструкции и т.д., если только они не производят впечатления резкого нарушения норм литературного языка. Говорящий свободен в изобретении новообразований (Стихи нельзя шепотно читать), в использовании неточных обозначений (Приехали с этими...скафандрами - вместо противогазами). Он может подчас употребить и нелитературное словечко из-за его экспрессивности (мура, туфта) и неожиданно перестроить фразу (У него не было никакого отношения к лингвистике Багрин не имел) (Примеры даны по учебнику О. Б. Сиротининой 1996, 40).

Однако все это не означает полной свободы. Разговорная речь не кодифицированная, но нормированная разновидность литературного языка. Нормы разговорной речи основываются на тех ее особенностях, которые широко распространены в речи культурных носителей русского языка и не вызывают осуждения в условиях разговора. Нарушает нормы разговорной речи использование жаргонизмов: А ты куда чапаешь?, недопустимых в литературном языке выражений (ругательств), безграмотных оборотов типа Я вас ни грамма не задерживаю. Разумеется, за пределами разговорной речи оказываются диалектные черты в произношении (сястра), диалектные слова (чапельник вместо сковородник), просторечные таперича, оттель, покеда, ехай, голодуете и т.д. Эти нормы разговорной речи совпадают с нормами других разновидностей литературного языка.

Но есть нормы, присущие разговорной речи и отличающие ее от других разновидностей литературного языка. Так, нормативны для разговорной речи неполные ответы и не нормативны (хотя могут встретиться) полные ответы. Нормативно коллективно замкнутое обозначение предметов, учреждений, районов города и т.д. (Поехали на Савелий, т.е. на Савеловский рынок). И ненормативны официальные развернутые обозначения (длиннозерновой пропаренный рис, универсальная электрическая пароварка) и названия (Московский государственный открытый педагогический университет имени М.А. Шолохова).

Рассмотрим последовательно фонетические нормы разговорной речи, а затем лексические, морфологические и синтаксические нормы и особенности, присущие ей.

2 Фонетические нормы разговорной речи

2.1 В отличие от фонетических норм официальной литературной речи, разговорная речь характеризуется значительно меньшей четкостью произношения. В связи с тем, что, как правило, в разговорной речи сообщается о знакомых, известных собеседнику фактах, говорящий не напрягает свои органы речи (Сиротинина 1996, 42). В домашней неофициальной обстановке, когда собеседники понимают друг друга буквально с полуслова, в особом напряжении органов речи нет нужды. Звуки произносятся нечетко, концы слов и особенно фраз проглатываются, произношение многих слов настолько упрощается, что выпадают целые слоги ([т`эр`] вместо теперь, [гърт] вместо говорит). Такая нечеткость произношения может приводить к ослышкам и недослышкам: А какой оклад ей положили? - было услышано, как "Сколько сахару положить"; У меня тут фартук - как "У меня инфаркт" и т. д. (Сиротинина 1996, 50). Такие факты неправильного восприятия сказанного редки не потому, что обычно четкость произношения достаточна, и не потому, что в языке мало похожих слов, а потому, что собеседники знают, о чем идет речь.

Даже в дикторской речи почти невозможно различить фразы "А где же ребенок?" и "А где жеребенок?", но в реальных разговорах такого неразличения не бывает, так как смысл подсказывается ситуацией, общей темой разговора. Собеседник знает, о ребенке или жеребенке идет речь. Расширение круга слушателей, обращение к незнакомым лицам приводят к тому, что такого понимания с полуслова, основанного не на том, что услышано, а на общем с говорящим знании факта, быть уже не может. Именно поэтому официальная обстановка, тем более условия публичной речи требует большей четкости произношения, большего напряжения органов речи. Этому, конечно, надо учить.

2.2 Кроме нечеткости произношения, недопустимой в официальной речи, разговорная речь отличается своей ритмизованностью (Сиротинина 1996,. 49). Для разговорной речи характерно чередование ударных и безударных сегментов речи, видимо основанное на физиологическом ритме дыхания. В официальной речи каждое полнозначное слово имеет свое ударение и составляет отдельный такт(Сиротинина 1996, 52). В разговорной речи многие слова фактически теряют свое ударение, произносятся кратко и нечетко, объединяются с ударным словом в одно фонетическое слово.

В разговорной речи безударными могут быть даже многосложные слова. Именно безударные слова произносятся очень нечетко.

В официальной речи сейчас распространилось обратное явление: фонетическую самостоятельность получают предлоги, которые всегда раньше фонетически сливались с последующим словом. Очевидно, сама конструкция с предлогом всплывает в сознании раньше, чем вспоминается нужное существительное. Это явление (самостоятельность предлога) становится даже своеобразной приметой официальной речи.

Ритмичность разговорной речи возникает не только за счет безударности тех слов, которые не являются для собеседника важными, информативными, но и за счет слов, в письменной речи лишних (значит; так сказать; знаешь; понимаешь; вот; ну; это; это самое и т. д.). Приведем пример из книги "Русская разговорная речь: Тексты"(Русская разговорная речь 1978, 163-164):

Е. А где вы были когда объявляли вот все уже подсчитано было?

А. Это-то было...

Е. Самый такой трагический момент? (смех)

А. Нет/ это было... у нас же там в аудитории в открытой/ всем... кому хоче(тся?) все заходи//

Е. Я понимаю/ нет/ я говорю/ они-то все были рядом? Да? В случае чего/ сознание потеряешь// (смеется)

А. (неразбор.) были//

Е. (смеется)

Е. А я была... рисовала//

А. Нет/ но мой (неразбор.) ... вот этот мой оппонент/ он... после уже выступления уехал/ не стал ждать голосования/

Кроме того, в разговорной речи интонация не только ритмизованна, но и разнотипна: ударное слово занимает то начальную, то срединную, то конечную позицию: Теперь прививки делать начнут. Температура будет... Не знаю, не знаю Дети - это цветы. Я уже не знаю, что с ним делать. Потом это такая проблема, там же газа нет (Сиротинина 1996, 51). В официальной речи или при чтении вслух письменного текста интонация, напротив, не ритмизованна и однотипна: ударное слово, самое важное во фразе, оказывается, как правило, в конце предложения.

3 Лексические нормы и лексические особенности разговорной речи.

Лексические нормы разговорной речи являются следствием ее главной особенности - отсутствия заботы о форме выражения.

3.1 В основном, лексические нормы разговорной речи - это нормы национального языка: нормы литературного языка (не употреблять слова, не входящие в литературный язык) и нормы разговорного стиля (не употреблять слова, чуждые разговорному стилю). Как видим, лексические нормы разговорной речи характеризуются прежде всего как нежелательность (запрет) употребления каких-то слов (иностранных, диалектных, книжных,грубых и т.д.). Однако особенностью норм разговорной речи является их принципиальная факультативность. Фактически в разговорной речи запрещающие нормы отсутствуют, поэтому запреты постоянно нарушаются и можно услышать слова, которые не вошли в национальный язык и употребление которых не диктуется необходимостью (о`кей, мерси, ол райт, бай).

Также относителен запрет на употребление нелитературных слов. Нежелательность их употребления бесспорна, но они встречаются в разговоре, в том числе и в речи культурных людей. Однако их употребление нормативно только в том случае, если оно результат языковой игры, да и то в меру. Одни люди играют диалектизмами, другие жаргонизмами или просторечными словами, но употребление их без особой цели нежелательно.

Нежелательны в разговорной речи и слова книжные. Употребление, а особенно злоупотребление ими является явным нарушением разговорных лексических норм, хотя современная разговорная речь за последнее время пополнилась книжными словами (например: перспектива, детали, проинформировать и т.д.), многие из которых стали восприниматься как норма разговорной речи. Так, Т.Г.Винокур (Винокур 1968, 33) отмечает характерность для разговорной речи нашего времени таких слов, как объекты, детали и т.д. При возможности выбора книжного или разговорного вариантов следует предпочесть последний. Примеры, приведенные Т. Г. Винокур, убедительно доказывают, сколь чуждыми являются книжные элементы в разговорной речи: "Ну, если нехорошо - мы эту складочку аннулируем".

3.2. Итак, лексическая норма разговорной речи - употребление нейтральной лексики. Однако в ее использовании проявляется специфика разговорной речи, отличающаяся от использования нейтральной лексики в других стилях.

Отсутствие заботы о форме выражения приводит к лексической бедности разговорной речи. Так, обычно в разговоре почти не используются синонимические возможности русского языка. Нередко отсутствуют не только книжные, но и разговорные синонимы. Для разговорной речи характерно употребление самых обычных, самых распространенных слов. То, что эти слова слишком общи по значению, а подчас даже не совсем точно раскрывают суть сообщаемого, объясняется тем, что говорящие используют дополнительные средства: интонацию, жесты, мимику, указание на те предметы, о которых идет речь.

Словарная бедность разговорной речи, конечно, является ее недостатком. Вместе с тем разговорная речь была и остается кузницей языка. Многое рождается в ней, а затем проникает в общий литературный фонд языка.

3.3 Одна из характерных особенностей разговорной речи - активное использование местоимений. Местоимения в разговорной речи не только заменяют уже использованные существительные и прилагательные, но часто используются без опоры на контекст. Особенно это характерно для местоимения такой. Благодаря интонации, это местоимение приобретает особую повышенную эмоциональность и либо служит просто усилителем, либо становится обозначением положительного качества. Обобщенность значения местоимения при этом сохраняется.

Уменьшение доли существительных и прилагательных в разговорной речи связано не только с широким использованием местоимений. Дело в том, что в разговорной речи используется огромное количество незначимых слов, различного рода частиц. С одной стороны, из-за безударности они являются средством создания разговорного волнообразного ритма речи. С другой стороны, они являются вынужденными заполнителями пауз. Разговорная речь - речь непринужденная, но, поскольку человек вынужден при этом мыслить и говорить одновременно, он делает паузы, подыскивая необходимое ему слово.Наконец, в разговорной речи широко используются незначимые или малозначимые слова - сигналы неточности выражения, приблизительности (и, ну, ну там, вот, ну и и т. д.)

Приблизительность в передаче смысла того, о чем идет речь, попытка найти нужное слово сигнализируется и при помощи местоимений это, это самое. В разговорной речи все эти сигналы приблизительности, неточности и простые заполнители пауз необходимы.

4 Морфологические нормы и морфологические особенности разговорной речи.

"Морфологическая особенность разговорной речи состоит в специфическом для нее соотношении частей речи" (Сиротинина 1996, 80). Для разговорной речи характерно особое соотношение частей речи, отличное от употребления их во всех видах письменной речи: так, если в разговорной речи на 1000 слов существительных встречается 130-140, то в письменной их уже более 200; прилагательных соответственно 35-39 и 62; зато местоимений 175 и 110; частиц 120-131 и 78 (данные Э. А. Столяровой-Клочковой) (Сиротинина 1996, 73).

Разговорная речь почти не знает деепричастий и причастий. Разговорной речи не свойственно также употребление кратких форм прилагательных.

Для разговорной речи характерно своеобразное использование падежных форм. Это проявляется, например, в том, что для письменной речи типично преимущественное использование форм родительного падежа, а для разговорной - именительного и винительного. Разговорная речь мало использует косвенные падежи.

Для разговорной речи характерно также свое, особое использование глагольных форм. Так, в разговорной речи причастия употребляются редко,а если и употребляются, то почти исключительно страдательные прошедшего времени. Не свойственны разговорной речи и причастные обороты.

В письменной речи не так, как в разговорной, используются временные формы глаголов. В разговорной речи фактически на равных употребляются и настоящее, и прошедшее, и будущее время в зависимости от содержания разговора. В разговорной речи на протяжении микротемы возможна смена времени.

К тому же в разговорной речи формы времени используются не в своем обычном значении: сейчас еду, а рассказчик сидит дома и т. д. Следовательно, в разговорной речи не только не выдерживается единый временной план, типичный для письменной речи, но и временные формы используются весьма свободно: настоящее и прошедшее в значении будущего, настоящее и будущее в значении прошедшего: (И там мы встретились. "Коля, здравствуй...") (Сиротинина 1996, 79).

Эти особенности разговорной речи являются следствием условий ее бытования: не употребляются в разговорной речи формы, трудные для восприятия при устном общении (деепричастия, причастия, цепочки родительного падежа), сравнительно мало используются в устной речи существительные и особенно прилагательные, поскольку предметы и их признаки чаще всего видны или известны собеседникам, широко применяются местоимения и частицы, что обусловлено непосредственным контактом говорящих и спонтанностью их речи. Этими же факторами общения обусловлены и другие морфологические нормы разговорной речи.

5 Синтаксические нормы и синтаксические особенности разговорной речи.

5.1 "Для разговорной речи особенно характерно синтаксическое своеобразие. Прежде всего оно проявляется в использовании коротких простых предложений, как бы нанизанных друг за другом"(Сиротинина 1996, 80)

Невозможность продумывания фраз до их проговаривания мешает широко использовать в разговорной речи развернутые и сложные предложения, даже если говорит ученый, привыкший к научному стилю не только в письменной, но и в устной речи.

В условиях непосредственного персонального общения такая речь нормальна и естественна. Длинные, особенно сложно развернутые предложения в разговорной речи просто невозможны, так как ни говорящий, ни слушающий не в состоянии с ними справиться. Дело в том, что и говорить и понимать услышанное человек может благодаря работе так называемой оперативной памяти. В ней удерживается начало высказывания, его продолжение и конец. Но объем оперативной памяти очень невелик: 7 + 2 элемента. В письменной речи автор, написав какую-то часть предложения, видит ее и может продолжить на основе написанного. Может даже что-то зачеркнуть, переделать, если не сразу получилось правильно или так, как хотелось. Читающий может перечитывать предложение несколько раз, пока не поймет его. В устной речи все это невозможно. И если предложение длинное, сложно организованное, говорящий просто с ним не справляется, забывая начало в процессе предложения.

Сравнительно длинное для разговорной речи предложение оказывается невоспринятым, вызывает переспрос.

Сложно организованные предложения нарушают нормы разговорной речи, делают ее книжной, канцелярской, несколько искусственной.

5.2 Словосочетания в разговорной речи очень редки, объединение слов в единое целое в основном достигается при помощи интонации. Отсутствие синтаксических связей между словами обьясняется предпочтением именительного падежа всем косвенным.

5.3 Синтаксическими особенностями объясняются некоторые фонетические особенности разговорной речи. Известно, что громкость начальных слов фразы, как правило, намного превышает громкость конечных, даже если в конце оказывается рема. Концы фраз в разговорной речи проглатываются, они почти не слышны.

Эти особенности объясняются тем, что в разговорной речи иные, чем в письменой речи, нормы расположения слов. Дело в том, что в разговорной речи все важное передвигается к началу предложения, так как все конечное ненадежно для восприятия. Поскольку мысль формируется от чего-то важного, основного, с него и начинается сообщение. Эти две стороны общения (для кого-то и что именно) определяют собой разговорный порядок слов. Ритм разговорной речи усиливает основную тенденцию расположения слов. В результате действия психологических, а возможно, и физиологических факторов в разговорных фразах ритмически чередуются ударные и безударные слова, причем самые важные располагаются в начале (как во фразе, так и в каждой ее порции - в речевом такте): Не надо (мне_ никаких (подарков).

В связи с тем, что порядок слов в разговорной речи так сильно отличается от норм расположения слов в письменной речи, писатели обычно используют его для художественного воссоздания речи своих героев (функция стилевой окраски речи). От использования порядка слов в функции стилевой окраски следует отличать появившиеся в последнее время случаи простого воспроизведения живой речи.

В результате иных функций порядка слов в разговорной речи складываются и иные его нормы: подлежащее (даже если оно самое важное слово, т.е. рема) ставится впереди сказуемого; согласуемое слово обычно находится впереди определяемого, но возможно и после него; управляемые слова - перед управляющими, союзы и частицы располагаются довольно свободно. Обычны в разговорной речи фразы с разрушенным порядком слов в словосочетаниях. Например: А Ишка вчера, конечно, сидел у телефона очень долго у маминого (ср.: А Ишка, конечно, очень долго сидел у маминого телефона) (Сиротинина 1996, 109).

Подвижны в разговорной речи даже служебные слова, во всяком случае частицы и союзы: Он меня догнал, я не спешила потому что; Я дождь пошел когда испугалась. (Сиротинина 1996, 80).

Следует помнить, что все нормы разговорной речи факультативны, т. е. встречаются и иные формы расположения слов, но типичны именно эти. Следует обратить внимание и на то, что в разговорной речи, возможна препозиция управляемого слова не только при глаголе, но и при существительном: Сестры муж; Мужа отец приехал.

5.4 В связи с ограниченным объемом оперативной памяти возникает и такая особенность разговорной речи, как возможность интерференции предложений. Два предложения при этом как бы накладываются друг на друга, в результате чего одно перерастает в другое, так как начало первого забывается: У него не было никакого отношения к лингвистике Багрин не имел. (Сиротинина 1996, 109). В лингвистике существует разное отношение к таким построениям (специфическая модель предложения; допустимая в условиях разговорной речи не осознаваемая говорящим ошибка речи).

5.5 Особенности непосредственного общения создают определенную свободу в заполнении синтаксических мест предложения и в использовании языковых моделей словосочетаний. Так, например, в разговорной речи возможны согласованные определения - притяжательные прилагательные не только от имен, но и от имен и отчеств: Это Сансаннычева шляпа. Кроме того, очень типично для разговорной речи предикативное выражение дополнений, обстоятельств. Глаголы речи, мысли, как правило, сопровождаются придаточными, а не существительными: Мальчик не знает, как нас зовут. Возможно предикативное подлежащее: Белье носит пришла.

Для разговорной речи характерны "двуглагольные" конструкции типа Пойду принесу; Сижу читаю. В художественной литературе все эти построения широко используются для воссоздания разговорной речи.

5.6 Отличительной особенностью разговорной речи является широкое использование в ней особых синтаксических единиц - релятивов.

Для релятивов как особых синтаксических единиц характерна их синтаксическая нечленимость при самостоятельном интонационном оформлении и наличие общего значения - реакции на реплику или ситуацию. Естественно, что реакция фактически возможна только в диалогах, поэтому они так характерны для разговорной речи и почти неизвестны за ее пределами. (Сиротинина 1996, 107). В письменной речи это в основном да или нет, хотя при стилизации разговорной речи в художественном произведении их набор почти соответствует разговорному. В разговорной речи их лексическое разнообразие почти ничем не ограничено.

5.7. Уже говорилось, что норма разговорной речи - короткие предложения. Однако важно добавить, что короткие они чаще всего из-за неполноты. Поскольку разговорная речь опирается на ситуацию, многие члены предложения оказываются в речевом акте ненужными, излишними, потому что собеседник и так уже все понял: Хочешь? - Да нет, пожалуй, В этом случае есть незамещенная позиция дополнения, но оно вербально (словесно) не выражено, так как сам предмет, о котором идет речь, ясен и без вербализации. В иных ситуациях отсутствует сказуемое, поскольку невербализованный глагол однозначно воспринимается: Ты куда? - За хлебом. Может использоваться определение без определяемого: Возьми красное. Во всех этих случаях есть сигналы незамещенной позиции: переходный глагол требует прямого дополнения, без глагола движения невозможно обстоятельство направления (куда, откуда), без определяемого - определение.



Глава 2. О сценической речи

1 Особенности сценической речи.

"Проблема сценической речи до сих пор остается почти неизученной. Мы располагаем ценными наблюдениями и обобщениями самих мастеров сцены, наших и зарубежных режиссеров, но собственно филологическое исследование сценической речи еще только начинается. "Насколько мне известно, - писал в 1784 г. Фридрих Шиллер, - ни об одном искусстве не сказано и не написано больше, чем о театре, вместе с тем ни в одном не решено меньше, чем в театре"(Шиллер 1935, 14). Эти слова, сказанные почти двести лет тому назад, можно отнести и в наши дни к такой области театрального искусства, как сценическая речь,- к ее особенностям, к ее взаимодействию с "обычной речью" и с речью персонажей в других жанрах художественной литературы (в повестях, романах и пр.)"! - писал Р. А. Будагов (Будагов 1972, 3-4).

Эти особенности взаимодействия сценической речи с другими подсистемами языка описаны, в частности, в монографии французского филолога Пьера Лартома, посвященной проблемам сценической речи.

Пьер Лартома в своей работе указывает, что в театре "все связано с языком"(Лартома 1972, 443). Сценическая речь настолько важна, что не может не находиться в центре внимания театра вообще.

Автор выделяет следующие особенности сценической речи.

1.1 На протяжении всей книги Лартома стремится установить специфику сценической речи в отличие от речи обычной, которую он называет "обычным языком" или "языком без всякого определения".Таким образом, первая большая оппозиция, которая интересует автора: сценическая речь - речь обычная. При всем их сходстве Лартома последовательно раскрывает различия между ними. "Даже там, где драматург хочет показать на подмостках "правду жизни", речевая передача подобной правды в театре отличается от ее же речевого выражения в жизни. Это различие обнаруживается прежде всего эстетически: сценическая речь так или иначе сублимирована, эстетически осмыслена даже тогда, когда писатель стремится максимально точно передать "правду жизни", правду изображаемых сцен и характеров"(Лартома 1872, 359).

1.2 Необходимо отметить, что эстетическая функция речи относится не только к сценической речи, но и к художественной речи вообще. Поэтому Лартома исследует и вторую оппозицию: специфику именно сценической речи в отличие от художественной речи в целом. Специфика эта состоит в том, что сценическая речь характеризуется "двойной соотнесённостью":она рассчитана на собеседника не только на подмостках, но и в зрительном зале. Присутствие зрителя косвенно влияет на сценическую речь.

1.3 Сценическая речь, по убеждению автора, должна опираться на взаимодействие книжного и разговорного стилей языка. Подобное взаимодействие составляет ее важнейшую особенность.С одной стороны, всякая пьеса, предназначенная для сцены, обычно пишется. С другой - на сцене она "произносится", воспроизводится как речь звучащая. В этом плане сценическая речь оказывается как бы компромиссом между тем, что написано, и тем, что сказано или что должно быть сказано. Этим же и объясняется свойство сценической речи - никогда не смешиваться ни с собственно разговорной, ни с собственно письменной речью"(Будагов 1972, 7-9)

Р. А. Будагов замечает, что на протяжении веков филологи не умели разграничивать письменную и разговорную речь. Впервые это сделали писатели и, в частности, драматурги. Предметом же лингвистического исследования разговорная речь становится только с середины ХХ века.

2 Особенности диалога и монолога в сценической речи.

2.1 Хорошо известно, что в основе сценической речи обычно оказывается диалог. Разнообразные словари определяют диалог как "разговор между двумя или несколькими лицами". Диалог весьма важен и в жизни и на сцене, хотя на сцене он имеет несколько иные функции, чем в жизни.

Любая пьеса - это произведение искусства, и диалог включается эту область.Таким образом, он изначально выполняет двойную роль: диалог на сцене воспроизводит диалог в жизни и является частью целостного замысла автора.

Отсюда и целый ряд последствий:

  1. диалог на сцене должен иметь определенную протяженность (вовсе не обязательную для диалога в жизни),
  2. он должен быть заранее обдуман его создателем (чего обычно не бывает в спонтанной разговорной речи),
  3. он обязан развивать действие пьесы и различными путями "сцепляться" с другими диалогами в той же пьесе (это не обязательно для диалога в жизни), наконец,
  4. сценический диалог не может не считаться с правилами времени, ритма и темпа, вне которых чаще всего не существует и сама пьеса. Вместе со всеми этими признаками диалог оказывается частью драмы или комедии как произведений художественной литературы"(Будагов 1972, 15).

Даже те признаки, которые кажутся общими у диалога в жизни и диалога на сцене, при ближайшем рассмотрении выступают не только как признаки общие, но и как дифференциальные. Трудно себе представить диалог в жизни без всевозможных прерываний. То же наблюдается и у авторов, стремящихся к естественной интонации сценической речи своих персонажей. Подобные прерывания, однако, обдумываются заранее автором и режиссером и не являются спонтанными, как в реальной разговорной речи.

"Диалогу в жизни как бы заранее обеспечена безыскусственность. Современный же диалог на сцене должен стремиться к подобной безыскусственности, вместе с тем удерживая свои позиции в сфере искусства и не переходя в примитивный натурализм". (Будагов 1972, 14).

Хотя любой диалог на сцене современного театра так или иначе заранее "сделан", он должен быть "сделан" настолько искусно, чтобы не создавать у зрителей впечатление искусственности.

Итак, диалог на сцене отличается от диалога в жизни и от диалога в других жанрах художественной литературы.

2.2 Хотя диалог обычно противопоставляют монологу, но в таком противопоставлении полюсы неравноправны.

Диалог - живая форма общения, он может длиться долго, монолог, напротив, искусственная форма речи и обычно длится недолго. Правда, на сцене монолог звучит более естественно, чем в жизни. Это объясняется тем, что, во-первых, сценический монолог предполагает фон всей фабулы пьесы, и, во-вторых, сами зрители выступают как бы в роли молчаливого собеседника актера, произносящего монолог. К тому же монолог связан с другими явлениями сценической речи, как, например, реплики "в сторону", с характеристикой персонажа и т.д. И все же известная условность монолога сохраняется и на сцене (по мнению Лартома). Этим объясняется его постепенное вытеснение с подмостков.

Противопоставление диалога и монолога осложняется и по другой причине. Дело в том, что сам диалог не всегда диалогичен. "И в жизни и на сцене диалог гораздо реже протекает в форме вопросов и ответов, чем в форме свободного обмена репликами и размышлениями. Диалог отличается от монолога не столько внешне, сколько внутренне, своим внутренним строем. Когда в диалоге спрашивающий, обращаясь к собеседнику и не ожидая его ответа, сам за него отвечает, присутствие при этом партнера не позволяет подобной форме собеседования превратиться в монолог. Диалог и в этом случае сохраняет свою потенциальную силу, хотя обмен репликами протекает будто бы в форме монолога одного из собеседников. Этого внутреннего ощущения партнера обычно нет в монологе". (Будагов 1972, 14).

Старый европейский и русский театр широко прибегали к репликам и даже монологам "в сторону". Современный театр от этих приемов почти полностью отказался. Им на смену пришли другие технические средства, например, паузы и "молчания" на сцене.

К типологическим свойствам сценической речи, по мнению Будагова, следует отнести и ее способность быть одновременно речью продуманной (автором) и речью спонтанной, неожиданной (для зрителей). Эта черта как бы переплетается с уже известной нам другой ее чертой - постоянно выступать в функции "компромисса между тем, что сказано, и тем, что написано"(Лартома 1972, 441). Написанное обусловливает продуманность сценической речи, сказанное - ее спонтанность, ее порыв, ее живое движение.

Итак, сценическая речь действительно характеризуется рядом типологических признаков. Они существенны и интересны. Вместе с тем, для более глубокого понимания особенностей сценической речи необходимо учитывать постоянное взаимодействие ее типологических свойств со свойствами, обусловленными историческими и национальными тенденциями самой сценической речи. Сценическая речь тесно связана со всей культурой народа, с его языком, с общим состоянием художественной литературы во всем многообразии ее жанров.

3 О речевой технике современного актера

Речевому искусству крупные актеры учились у жизни. Они совершенствовали мастерство, постоянно познавая закономерности жизненного процесса, уделяя особое внимание изучению взаимосвязи речи человека с многообразными процессами его духовной и физической жизни. Слово в искусстве крупнейших актеров поистине является "венцом творческого процесса".

Творчество выдающихся мастеров нашего театра должно быть предметом изучения для последующих актерских поколений. Их традиции необходимо продолжать и развивать. Как же развиваются эти лучшие национальные традиции в театре наших дней? Что можно сказать о речевой технике современного актера?

Целый ряд лучших современных актеров владеет сложным искусством речи и сегодня. Однако в наши дни на страницах печати все чаще встречаются выступления, в которых отражается тревога по поводу резкого снижения уровня театральной речевой культуры. В дискуссии о речи в современном театре, открытой на страницах журнала "Русская речь", приняли участие многие крупные театральные деятели. Большинство из них убеждены в том, что речь актера в современом спектакле должна быть максимально приближена к разговорной речи; деланность, нарочитая чеканность несовместимы с речевой манерой сегодняшнего актера. В то же время наиболее распространенным и наиболее опасным для сценической речи недостатком лучшие современные актеры считают речевую небрежность, мямлистость, бормотание, невнятность. Эти же недочеты отмечались актерами и режиссерами при обсуждении проблемы "Современность и творчество актера", которое было организовано журналом "Театральная жизнь" еще в 1969 году.

Нередко современный актер имеет слабое представление о своих голосовых возможностях. Многие из современных актеров не используют на сцене свой голос в полном объеме. У таких актеров диапазон не выровнен тембрально, он пестрит различными оттенками.

В современном спектакле палитра оттенков громкости не столь уж многообразна. Почти исчезла со сцены шепотная речь. Темпо-ритмическая организация речи сводится чаще к среднему и быстрому, реже замедленному произнесению текста. Случается, что у актера не хватает голоса и зритель не слышит его, а иногда актеры добиваются слышимости не за счет верного дыхания, а за счет форсирования голоса, завышения его основного тона, что неблагоприятно отражается на самочувствии и актера, и на восприятии зрителя.

Еще больше недостатков отмечается в дикции актеров. В сегодняшнем театре существует серьезная проблема: согласные звуки в речи актера настолько не отработаны, что зачастую они абсолютно исчезают на фоне гласных, тонут в них. Речь актеров начинает временами напоминать дикцию посредственных вокалистов, у которых текст исполняемого произведения растворяется в вокальных пассажах.

Как правило, недоступно для понимания зрителей содержание реплик, произнесенных на тихом звучании: вместе с уменьшением силы гласных у актера наблюдается недопустимое сокращение интенсивности согласных звуков. Слово практически улетучивается, не достигнув даже первых рядов партера. Часто актер оказывается беспомощным при произнесении скороговорки. При убыстрении темпа речь становится шепелявой. Звуки слипаются. Звуки и целые слоги проглатываются. Особенно ухудшается дикция актеров, если в речи сочетаются одновременно быстрый речевой темп, высокие ноты и повышенная громкость. Разборчивость, понятность речи сводится почти к нулю. Чаще эти речевые средства используются в наиболее важных для спектакля кульминационных моментах. Тем более досадно, что по вине актера для зрителя эти моменты остаются неясными, нераскрытыми.

Думается, что для драматического актера так же необходимо иметь воспитанный речевой слух, как для вокалиста музыкальный. Интонационные, тембральные, темпо-ритмические оттенки речи, ее динамические признаки оказываются скрытыми для неразвитого слуха. Неспособность разобраться в звуковой стороне устной речи ведет к обеднению и засорению сценической речи.

Голосовые и дикционные недочеты получили в наше время широкое распространение на сцене под девизом борьбы за естественность сценической речи, за максимальное приближение ее к жизни. Нередко такая речь квалифицируется как положительное для театра явление, а сама борьба за простоту и естественность сценической речи преподносится как нечто новое, прогрессивное, возникшее только в театре наших дней.

Процесс "демократизации" сценической речи, тесно связанный с общим процессом становления реализма на русской сцене, начался еще в позапрошлом веке. Но борьба за естественность сценического слова была осложнена тем, что в театре возникала тенденция прямого перенесения на сцену бытового говора. Некоторые актеры утратили ощущение специфики театральной речи, которая обусловлена природой театра. Поэтому параллельно становлению реалистической речевой манеры в театре уже длительное время шла борьба с актерским дилентантизмом в вопросах речи.

О недопустимости переноса бытовой речи на сцену писал К. С. Станиславский: "Огромное большинство людей плохо, вульгарно пользуются речью в самой жизни, но не замечают этого, так как привыкли к себе и к своим недостаткам... На сцене нельзя говорить так безграмотно, как в жизни" ". (Станиславский 1955, 81, 104)

Речь актера в современном спектакле должна быть предельно естественной, это не требует доказательств. Однако дилетантское представление о естественности слова на сцене получило сегодня в театре широкое распространение. Утверждающиеся на сцене речевая невнятность, "мямлистость" - это наглядные последствия перенесения актерами в театральные условия своей обычной, каждодневной, "естественной" речи. Но использование привычных навыков бытового говора в спектакле недопустимо.

В наши дни на живое слово активно влияет возросший ритм жизни. Темп речи значительно ускорился. Иногда вследствие ускорившегося темпа устной речи сокращается длительность гласных звуков; выпадают из слов отдельные звуки, а иногда и целые звукосочетания; искажается звучание гласных, предусматриваемое орфоэпическими нормами. В результате страдает мелодичность, звучность живого языка, нарушается ритм, свойственный русской речи, нередко слова искажаются до неузнаваемости.

В быту подобное изменение слов хоть и нежелательно, но может быть терпимо, потому что при обычном разговоре для восприятия слова в предложении бывает достаточно услышать только некоторые из составляющих его звуков. Но на сцене требуется особо бережное отношение к слову, потому что условия, в которых осуществляется словесное действие в жизни и на сцене, резко различны. Как правило, в жизни разговор с собеседником происходит на незначительном расстоянии. В сценических условиях слово должно долетать и до последнего ряда партера, и до галереи. Преодолевая значительное расстояние, гласные и особенно согласные приходят к зрителю ослабленными. Затрудняется восприятие даже нормально произнесенного слова. Если же полетит в конец зала "закодированное" актером слово или группа изувеченных слов, то зритель окажется бессилен "расшифровать" сначала видоизмененные актером, а затем и затушеванные расстоянием словосочетания.

В обычной речи наружные артикуляционные движения, мимика лица помогают нам воспринимать произносимое. У зрителя галереи восприятие мелких мимико-артикуляционных движений говорящего значительно затрудняется. Поэтому "сокращенные" слова в рассматриваемых условиях могут оказаться не опознанными нами. В сценических условиях нередко нарушается соотношение интенсивности входящих в слово гласных и согласных. Желание быть услышанным приводит к увеличению громкости гласных звуков, в то время как согласные остаются "естественными", обычными. Усиливаемые на сцене "для слышимости" гласные будут заглушать соседние согласные. Без согласных звуков узнать произнесенное слово почти невозможно, а "сокращенное" - тем более. В обычной речи звонкие согласные часто превращаются в парные полуглухие и глухие. Если этот недостаток остается в сценической речи, многие из сокращенных слов еще более видоизменяются глухостью звонких согласных и становятся для нас бессмысленными звукосочетаниями.

Особенности сценической речи, рассмотренные нами, еще раз подчеркивают, что видоизменение звуковой природы слова в условиях сцены недопустимо: сцена не терпит этих "бытовых речевых уродцев".

Перенесение на сцену бытовой речи не может иметь места и в связи с тем, что в быту чрезвычайно распространено дефектное произнесение ряда согласных звуков.

"Простота" речи в жизни и на сцене различна по своей природе. Размытая, невнятная речь, равно как и чрезмерно четкая, нарочитая дикция, выговаривание свидетельствуют о недостаточной подготовленности речевого аппарата актера для выполнения профессиональных задач, выдвигаемых современным театром. Сценическая простота слова есть результат громадного труда, который приводит к вершине технического совершенства, когда техника перестает ощущаться зрителями. Только в результате систематического тренажа актер сможет овладеть великолепной дикцией в сочетании с естественностью интонаций, необходимыми для сценической речи - речи "искусственной" или, говоря иначе, более совершенной по сравнению с обычным разговорным стилем.

Театральная речевая культура может подняться до необходимого уровня, прежде всего при условии сознательного отношения к звучащему на сцене слову со стороны актера и режиссера. К сожалению, режиссер нередко глух к слову. Добиваясь от актера органического существования на сцене и необходимой для современного спектакля естественности и даже обыденности речи, он не слышит речевой неряшливости, "грязи", которая приносится актером на сцену из быта. Малоразборчивые реплики ему понятны, так как пьеса в процессе репетиции выучивается им почти наизусть. А зритель после спектакля уходит неудовлетворенный. "Ничего не видно, ничего не слышно", - говорит он. Проследим же на деле, каково состояние речевой техники артистов современных московских и петербургских театров.



Глава 3. Разговорные элементы в современной сценической речи артистов московских и петербургских театров.

1. Фонетические разговорные элементы

Как известно, разговорная речь отличается от кодифицированных литературных стилей, прежде всего фонетикой и синтаксисом.

Из фонетических особенностей, характерных для разговорной речи, нам встретились следующие:

1.1 Меньшая четкость произношения

Это проявилось:

а). В редукции звуков и целых слогов.

Оценить обилие фонетически редуцированных слов можно двояко: либо актеры в сценической речи не стремятся к четкости произношения, либо на сцене такие стяженные формы становятся нормой и они теряют стилевое закрепление за разговорной речью. Последнее небезосновательно потому, что произношение типа [скокъ], [када], [ш`ас], [тыш`а] частотно не только в разговорной речи, но и в устной официальной.

б). Проглатывание концов слов и фраз.

Эта разговорная черта встречается нечасто.

Громкость начальных слов фразы, как правило, намного выше, чем конечных. Концы фразы в разговорной речи почти не слышны. Хотя речь актера должна быть четкой, иногда мы наблюдаем такие элементы разговорной речи и у артистов театров. В принципе, тихое произнесение конца фразы может использоваться артистами театра как художественный прием, но такие моменты мы разбирать не будем. Здесь речь будет идти только о непроизвольном проглатывании концов фраз. Вынуждены, к сожалению, констатировать, что наибольшее количество таких фраз было услышано нами в спектакле "Трудные люди" в постановке театра "Современник". Из четырех артистов: Александр Назаров, Валентин Гафт, Игорь Кваша, Лия Ахеджакова - двое последних часто проглатывали концы фраз, так что записать их не было возможности. Вероятно, частично это было связано с тем, что в театре очень большой зрительный зал и силы голоса артистов просто не хватало. С другой стороны, специальные упражнения и направлены на устранение этих недостатков. Еще более показательно то, что эти недостатки мы находим не у студентов или молодых актеров, а у мастеров сцены.

1.2 Ритмизованность.

а). Такое явление разговорной речи, как превращение ударных знаменательных слов в безударные (например, способом скороговорки или сильного стяжения), для сценической речи не характерно. Это неудивительно: такое небрежное произношение резко затрудняет зрительное восприятие.

б). Такое же проявление ритмизованности разговорной речи, как вставка лишних малозначительных или незначительных слов, напротив, характерна для речи на сцене. Кроме всего прочего, такие слова создают ощущение естественности речи, ее неподготовленности. Приведем несколько примеров:

2. Фонетические нелитературные элементы.

2.1.Случаи неверной постановки словесного ударения.

Анатолий Папанов в Спектакле "Ревизор"произносит неоднократно:

Инкогнито

Инкогнито

Эта речевая краска используется актером для характеристики высокопоставленного, но неграмотного чиновника.

Отметим случай неверного произношения междометия ага как а[г]а (2раза) (при литературном а[y]а),встретившийся в спектакле "Прощание в июне" в речи Андрея Бирина.

2.2.Говоря о чистоте современного сценического произношения, надо отметить и наличие в прослушанных спектаклях таких нелитературных явлений, как акцент и диалект, использующихся исключительно как речевая краска.

Для создания акцента и диалекта актеры используют:

А). Подчеркнутое нередуцированное произношение гласных:

Б). [j] между согласным и гласным:

В). Произношение твердого согласного перед [э]:

Г). Смягчение шипящих ш, ж:

Д). Используются актерами и дикционные краски (сюсюканье, шепелявость, картавость, заикание или подчеркнутая ясность и четкость).

Александр Ширвиндт. Спектакль "Ревизор".Роль Добчинского

Спартак Мишулин. Спектакль "Ревизор".

Григорий Сиятвинда. Спектакль "Кьоджинские перепалки".

3. Лексические разговорные элементы.

3.1. Для современной сценической речи характерно обилие не только разговорных слов, но и употребление грубых слов, просторечий и вульгаризмов, отличающихся яркой экспрессивностью, т.е. слов с эмоционально-экспрессивной и оценочной окраской.

Надо отметить, что включение таких слов не всегда продиктовано только художественными целями. Если в "Кьоджинских перепалках" их чрезмерное количество можно объяснить социальной характеризацией героев (беднота), то в других спектаклях это подчас простое "подыгрывание" зрителю, чтобы возбудить в зале оживление и смех.

3.2. Лексическая бедность.

Об усилении влияния разговорной речи на сценическую речь через такой показатель, как лексическая бедность, говорить не приходится. В условиях непосредственного общения бедность лексикона объясняется отсутствием времени на подбор слова. Автор же пьесы имеет возможность менять и совершенствовать каждую фразу до бесконечности.

Тем не менее, все же довольно заметно предпочтение авторов именно доминанте синонимического ряда. Вероятно, это объясняется тем, что актеру легче запомнить именно доминанту, а поскольку тексты очень большие, это играет немаловажную роль.

Поэтому во всех спектаклях общеупотребительная лексика довольно однообразна. Употребляются в основном, слова часто встречающиеся, основные, например: пришел, красивый, хороший, страшно и т.д. Возможные же их синонимы остаются вне зоны употребления. Это также характерно для разговорной речи.

3.3. Активное использование местоимений.

В разговорной речи намного чаще, чем в письменной, используются местоимения. Это связано с потребностью заменить общие названия, имена собственные и т.д. их аналогом для избежания частых повторений и для краткости. Ведь намного проще сказать "он", чем каждый раз произносить, например, "Васисуалий Лоханкин" или "Сигизмунд Орнестович". Необходимо отметить, что местоимения очень частотны и в театральной речи. В сценической речи местоимений больше, чем в речи письменной, их употребление приближается к разговорной речи. Смотри таблицу на стр. 44

3.4. Неточность словоупотребления.

Неточность словоупотребления, плеоназм (употребление лишних слов) считаются речевыми ошибками в литературной речи. Но в разговорной речи, в силу отсутствия времени на подбор слов, они в пределах нормы.

Для сценической речи такие явления малохарактерны в силу своих экстралингвистических особенностей. Например:

4 Морфологические и синтаксические разговорные элементы.

4.1. Соотношение частей речи.

В разговорной речи, по данным Сиротининой, на 1000 слов приходится: существительных 130-140,тогда как в письменной их уже более 200; прилагательных соответственно 35-39 и 62; местоимений 175 и 110; частиц 120-131 и 78. (Сиротинина 1996, 52)

Посмотрим соотношение частей речи в комедии Гоголя "Ревизор".

На 1000 слов: существительных встречается 211; прилагательных 48; местоимений 177; частиц 45.

Посмотрим соотношение частей речи в сценической речи на примере комедии Н. В. Гоголя "Ревизор":

1000 слов Существительные Местоимения Прилагательные Частицы
Письменная речь Более 200 110 62 78
Разговорная речь 130-140 175 35-39 120-131
Сценическая Речь ("Ревизор") 211 177 48 45

Как видим, количество существительных и прилагательных в тексте пьесы больше, чем в разговорной речи. Это объясняется экстралингвистическими факторами.

Что касается местоимений и частиц, то соотношение, характерное для разговорной речи, здесь наблюдается только у местоимений.

3.2. Использование косвенных падежей.

Как известно, в разговорной речи мало используются косвенные падежи. Так, в быту вполне обычна фраза "Не хватает две пуговицы" (вместо "двух пуговиц"). Для сцены характерно использование именительного и винительного падежа. Для письменной речи характерно активное использование родительного падежа.

В сценической речи ситуация несколько иная: именительный и винительный падеж не используются взамен косвенных так часто, как в разговорной речи.

Нам встретилось всего несколько подобных случаев:

Валентин Гафт. Спектакль "Трудные люди".

Встречаются и грамматические вольности другого порядка:

3.3.Синтаксические нормы и особенности.

Из синтаксических особенностей, характерных для разговорной речи и описанных в теоретической части, можно отметить обилие релятивов, придающих естественность сценическому диалогу; а также обилие простых предложений, позволяющих артисту легче запомнить, а слушающему легче воспринять фразу.



Глава 4. Возможность применения дипломной работы в школьной практике.

Развитие, совершенствование и обогащение речи учащихся - одна из серьезнейших и всегда актуальных задач преподавания русского языка и литературы в школе.

Своеобразие нашей дипломной работы заключается в том, что мы можем попытаться интегрировать уроки русского языка и литературы, так как сближение задач речевого и литературного развития школьников является важным условием в постижении искусства слова. Используя в качестве примеров по русскому языку произведения из русской литературы, мы помогаем ученикам более углубленно изучить эти произведения, понять характеристику персонажа через его речь, обратить внимание школьников на образность и богатство русского языка.

На уроках русского языка мы можем использовать данный материал при изучении тем: "Понятие о стилях речи", "Устная и письменная речь. Диалог и монолог", "Просторечие. Вульгаризмы. Жаргонизмы" и т. д.

На уроках литературы при изучении драматических произведений мы можем пользоваться нашим материалом для характеристики речи персонажа, для создания сочинения-рецензии по спектаклю, для более глубокого изучения произведения и т. п.

На факультативных занятиях по русскому языку и по литературе возможно создание краткого спецкурса по перечисленным выше темам. Необходима, конечно, обзорная лекция по пройденным темам с уточнением материала в зависимости от задачи курса. Игровая ситуация и отсутствие оценок помогут школьникам с увлечением искать разговорные элементы в какой-либо театральной постановке, помогут быстрее и легче усвоить необходимые правила.

Фонетика, лексика, морфология, синтаксис (с 5-го по 11-й класс) - везде можно применить имеющийся материал из нашей работы

Кроме того, использование нашей работы возможно на уроках по развитию речи.

Речь - неотъемлемая часть социального бытия людей, необходимое условие существования человеческого общества. Речь используется в процессе совместной трудовой деятельности для согласования усилий, планирования работы, проверки и оценки ее результатов. Речь является необходимым условием познавательной деятельности человека. Благодаря речи (языку) человек усваивает, приобретает знания и передает их. Речь - средство воздействия на сознание, выработки мировоззрения, норм поведения, формирования вкусов. В целом речь имеет основополагающее значение в становлении человеческой деятельности.

В процессе педагогической деятельности учитель русского языка пользуется устной речью в ее планирующей, познавательной, воздействующей функции. Задача учителя научить учеников пользоваться правильной русской речью. Большое внимание следует обратить на те разновидности устной речи, которыми школьники владеют недостаточно. Это, прежде всего книжные стили (публицистический, научный), а также разговорный стиль непринужденного устного рассказа, стиль дискуссий на морально-этические темы. Главный параметр, определяющий использование функциональных стилей - основная задача речевого воздействия.

"На первое место во взаимодействии учителя и ученика выступает тот стиль, с помощью которого учитель передает знания, формирует умения и навыки, так как эта дидактическая задача является одной из основных для преподавателя. Но учитель пользуется в этих целях научно-учебным подстилем, который приспособлен для передачи основ наук, для решения практических задач преподавания русского языка в школе и потому несколько отличается от собственно научного (академического) стиля.

Степень популярности изложения зависит от подготовленности слушателей, от того, в какой мере знаком им преподносимый материал, насколько он сложен для восприятия учениками данного - определенного - класса.

Второе место (по использованию на уроках русского языка) занимает научно-публицистический подстиль, которым учитель и ученики пользуются, когда выступают с высказываниями на темы гражданского звучания.

К разговорному стилю на обиходно-бытовые темы учитель, как правило, прибегает в общении с учащимися вне урока, значительно реже на уроке, когда сам выступает в качестве рассказчика с образцом разговорного монолога"(Ладыженская 1998, 17-18, 22).

Несомненно, элементы разговорного стиля присутствуют и в тех замечаниях и выговорах, которые делает учитель учащимся по поводу их дисциплины на уроке, отношения к делу, своим товарищам и т. д. Однако "выговаривая ученику", выражая свои чувства, учитель должен, пользуясь соответствующими эмоционально окрашенными средствами, не выходить за пределы норм литературной речи, норм речевой и педагогической этики особенно.

Ученик, придя в первый класс, владеет только разговорной речью. Дома и в общении с друзьями он тоже пользуется разговорной речью. Задача учителя подготовить школьника к умению выбрать необходимый стиль речи в зависимости от коммуникативной задачи, научить пользоваться правильной русской речью. Развитие, совершенствование и обогащение речи учащихся - одна из главнейших задач школы, так как помогает формированию культурного и образованного члена общества.

Выводы:

  1. В сценической речи артистов современных московских и петербургских театров присутствуют разговорные элементы.
  2. "Произносительный фон" спектаклей воспроизводит нормы кодифицированного литературного языка. Разговорные элементы являются в основном средством создания образа персонажа. Хотя в последнее время наблюдаются некоторые изменения сценического произношения в сторону свободной разновидности нейтрального стиля КЛЯ (Ильинская, Сидоров 1955; Кузьмина 1963; Кузнецова 1976; Вербовская и др. 1977). Тем не менее, несмотря на эти сдвиги, произношение современных артистов нельзя назвать "разговорным".
  3. В фонетике разговорные элементы наблюдаются в следующих случаях: редукция звуков и слов, стяжение гласных, проглатывание концов слов и фраз, ритмизованность (вставка лишних малозначительных и незначительных слов), разнотипность интонаций.
  4. В лексике "разговорность" создается употреблением грубых слов, просторечных и разговорных; употреблением слов с эмоционально-экспрессивной и оценочной окраской; активным использованием местоимений; неточностью словоупотребления.
  5. В морфологии разговорные элементы выражаются в соотношении некоторых частей речи, приближающемся к разговорному; в использовании неправильных или устаревших падежных форм, окончаний, суффиксов; в неправильном употреблении рода и числа.
  6. В синтаксисе разговорные элементы выражаются в частности, в следующем: короткие простые фразы, широкое использование релятивов.
  7. Как речевая краска разговорные элементы широко используются и молодыми артистами, студентами театральных вузов и артистами - мастерами сцены.
  8. В лексических разговорных элементах, следует отметить, что молодые артисты чаще используют просторечия и вульгаризмы, по сравнению с мастерами сцены, речь которых более нейтральна.
  9. С другой стороны, мастера сцены чаще позволяют себе нечеткую дикцию и артикуляцию. "Бич сцены" слово "сейчас" звучит как [ш`ас] чаще в речи мастеров сцены. Очевидно, молодые артисты и студенты стараются больше следить за своей речью, и внимательнее относятся к их произношению педагоги и режиссеры.
  10. В общем, речь артистов современных театров на сегодняшний день можно назвать эталоном современной литературной речи, особенно по сравнению с речью, которую мы слышим на телевидении и радио, при выступлении политиков и официальных лиц. Театр, как и прежде, является хранителем и носителем кодифицированного литературного языка, эталоном современного произношения.
  11. Возможно применение дипломной работы в школьной практике, как на уроках русского языка и литературы, на уроках по развитию речи, так и на факультативе при создании спецкурса.




Заключение

Вопрос о том, должно ли сценическое произношение отличаться от современного разговорно-бытового литературного произношения, неоднократно обсуждался деятелями театра. В настоящее время накоплен богатый материал и разработаны многие теоретические вопросы разговорной фонетики. Полученные данные позволяют по-иному взглянуть на проблему соотношения разговорной речи и речи актера на сцене.

Как же говорят современные театральные актеры? Чем отличается их произношение в спектакле от обычного произношения в быту? Возможно ли проникновение разговорных произносительных черт в сценическую речь? На эти вопросы мы и постарались ответить в своей работе.

Г. О. Винокур в работе "Русское сценическое произношение" писал о том, что необходимо различать две функции сценического произношения: "общую и художественную, тем более что и практически на сцене каждая из них осуществляется при помощи разного произносительного материала" (Винокур 1948, 21). Из этой двоякой роли сценического произношения вытекают следующие требования к речи актера в спектакле. Первое. Она должна быть строго нормированной в соответствии с законами и правилами русского литературного произношения. Второе. Такая нормированная речь является "произносительным фоном" спектакля, на котором допускаются различные отклонения от литературной нормы, служащие средством создания сценического образа.

По мнению лингвистов и специалистов по сценической речи, "произносительный фон" спектакля должен воспроизводить нормы кодифицированного литературного языка. При этом отмечается, что речь на сцене соответствует строгой разновидности литературной нормы. Напомним, что выше уже было сказано о том, что в последнее время наблюдаются отклонения сценического произношения в сторону свободной разновидности нейтрального стиля КЛЯ. Тем не менее, произношение актеров нельзя назвать разговорным.

Подлинное разговорное произношение, соответствующее нормам разговорной речи, никак не может служить фоном спектакля. Во-первых, потому, что основные экстралингвистические условия реализации разговорной речи (РР): неподготовленность, непринужденность общения, непосредственное участие говорящих в акте коммуникации - не соответствуют условиям реализации сценической речи. Во-вторых, высокая конситуативность, знание ситуации речи обоими собеседниками, осведомленность о предмете речи и т.п. и "камерность" РР обусловливают сильную редукцию отдельных звуков, слогов и даже участков текста. Однако фонетический эллипсис, столь типичный для РР, недопустим на сцене, так как может привести к тому, что зрители не расслышат и не поймут произносимого актерами текста. Нормы РР обладают еще одной важной особенностью: высокой вариативностью употребления (Русская разговорная речь 1973, 26; Панов 1979, 218). Например, по нормам произносительной фонетики, слово понимаешь может быть произнесено по-разному: [пън`имаьш], [пъимаьш], [пъимаьш], [пъмаш], [пъмъш], [пъш], [пъм], [пъ]. На сцене такое многообразие произносительных вариантов у одного слова нежелательно, так как создавало бы дополнительные сложности при восприятии зрителями речи актера со сцены. Использование элементов разговорного произношения наряду с произносительными нормами КЛЯ создает впечатление неоднородности речевого фона спектакля в целом, снижает его эстетическое воздействие.

Еще К. С. Станиславский писал:

"После многолетней артистической и режиссерской карьеры я, наконец, до самого конца познал (почувствовал), что каждый артист должен обладать превосходной дикцией, произношением, что он должен чувствовать не только фразы, слова, но и каждый слог, каждую его букву. Вот уж подлинно, чем проще истина, тем больше надо времени, чтобы ее постигнуть.

Мы не чувствуем своего языка, фраз, слогов, букв и потому легко коверкаем их: вместо буквы Ш произносим ПФА, вместо Л говорим УА. Согласная С звучит у нас как ЦС, а Г превращается у некоторых в ГХА. Прибавьте к этому оканье, аканье, шепелявость, картавость, гнусавость...и всякое косноязычие. Слова с подмененными буквами представляются мне теперь человеком с ухом вместо рта, с глазом вместо уха, с пальцем вместо носа.

Слово со скомканным началом подобно человеку с расплющенной головой. Слово с недоговоренным концом напоминает мне человека с ампутированными ногами.

Выпадение отдельных букв и слогов - то же, что...выбитый глаз или зуб, отрезанное ухо и другие подобного рода уродства.

Когда у некоторых людей от вялости или небрежности слова сливаются в одну бесформенную массу, я вспоминаю мух, попавших в мед...

Вам, конечно, приходилось читать книги или газеты с плохой печатью, в которых то и дело попадаются выпадения букв, опечатки. Не правда ли, какая это мука - поминутно останавливаться, догадываться, решать ребусы?

Но как быть, когда в театре на спектакле в произносимом актерами с подмостков тексте, подобно плохо напечатанной книге, выпадают отдельные буквы, слова, фразы, часто имеющие первенствующее, даже решающее значение, так как на них построена вся пьеса? Ведь сказанного текста не вернешь, а раскатившегося спектакля и быстро развертывающейся пьесы не остановишь для расшифровывания непонятного. Плохая речь создает одно недоразумение за другим...Зрители...начинают нервничать, злиться, переговариваться друг с другом и, наконец, кашлять.

...Это погибель для пьесы и спектакля. Кашляющий зритель - самый опасный наш враг. Одно из средств обороны против него - красивая, ясная, образная речь". (Станиславский 1955, 69-70)

Не правда ли: ясно, четко, красочно, доступно? Действительно, в речи актера самое важное - это произношение, дикция. От этого зависит понимание пьесы зрителями.

Нам, в нашей работе, показалось целесообразным не ограничиваться только произношением, орфоэпией и даже только фонетикой, поэтому мы попытались охватить все пласты русского языка, в том числе и лексику, и морфологию, и синтаксис. Однако необходимо отметить, что в основном при наблюдении за речью актера, мы имеем в виду все же фонетику. Другие уровни языка относятся больше к тексту пьесы, написанной автором, переработанной сценаристом, воплощенной режиссером. Творчество актера над ролью заключается больше в его фонетических изысканиях, иногда в лексике, если режиссер позволяет артистам относительную свободу творчества. Поэтому в своей работе мы все-таки сделали акцент на фонетическом и лексическом уровнях, дали более широкую их разработку.

Подводя краткий итог, отметим, что образцовое сценическое произношение требует использования единого речевого фона, базирующегося на нормах КЛЯ. Нормы РР могут использоваться как средство создания речевой характерности. Актер "расцвечивает" речь своего героя различными произносительными красками в соответствии с жанром произведения, характером изображаемого персонажа, режиссерской концепцией спектакля и т.д., а также исходя из собственного языкового опыта.

Сценическая речь занимает особое положение среди других функциональных разновидностей русской речи и по своей роли в обществе, в культуре народа. Именно в ней, как подчеркивают исследователи, должен воплощаться идеал, образец, эталон русской литературной речи. Она должна быть непререкаемым авторитетом, учителем и хранителем норм правильной русской речи.



Библиография

Вернуться в раздел научных работ

Главная
perl
php
html
css
programming
Веселов
Высоцкий
Литература
Горюнова